Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Военная техника

На границе двух стихий

Первая попытка состыковать самолёт и военный корабль была предпринята ещё в 1911 году — тогда американец Юджин Эли взлетел с платформы, установленной на баке крейсера. К началу Великой войны флоты некоторых стран уже имели вполне работоспособную корабельную авиацию. Быстро развивались и подводные лодки, но вот тандем «подлодка + самолёт» долгое время не рассматривался ни авиаторами, ни подводниками. Война заставила думать военных и конструкторов и в этом направлении.
Новое увлечение подводных асов

Оккупировав в 1914 году Бельгию, немцы сразу оборудовали в Зебрюгге базу подводных лодок, а рядом разместили отряд гидросамолётов «Фридрихсхафен» FF.29. Базой командовал подводник обер-лейтенант Фридрих фон Арно де ла Перьер (Freidrich von Arnauld de la Periere), перед войной окончивший лётную школу. Под его командованием служил не только брат Лотар, будущий подводный ас №1, пустивший на дно 194 судна, но и ас №2 Вальтер Форстманн, командир лодки U 12.

21 декабря 1914 года Фридрих де ла Перьер, загрузив в свой FF.29 две небольшие бомбы, слетал до Дувра, отбомбился и сразу вернулся на базу: на большее не хватало топлива. Чтобы сэкономить топливо, он решил, что часть пути до Британии гидропланы должны совершать на палубе подводной лодки, идущей в надводном положении. Будь под его командованием миноносцы — вероятно, в дело пошли бы они.

Идеей командира увлёкся и Форстманн. После новогодних праздников FF.29 Арнольда закрепили перед рубкой U 12, и импровизированный авианосец отправился в сторону англичан. В нужной точке самолёт открепили, лодка погрузилась, а гидроплан успешно взлетел с воды. Появление противника над Кентом стало полной неожиданностью для британцев. Сбросив мелкие бомбы, Фридрих де ла Перьер самостоятельно вернулся на базу.

На границе двух стихий



Поплавковый «Фридрихсхафен» FF.29 на палубе лодки U 12

В течение 1915 года было выполнено 26 успешных походов германских «авианосных» лодок. Экипажи гидропланов проводили разведывательные и бомбардировочные полёты вдоль английского и французского побережий Ла-Манша. В них участвовали не только ла Перьер и Форстманн — были подготовлены ещё несколько экипажей самолётов и оборудованы другие лодки. В Рождество 1915 года ла Перьер пролетел над Темзой до самого Лондона и опять сбросил две бомбы. На перехват взлетели три британских истребителя, но FF.29 легко ушёл от них.

Вышестоящее командование не было уведомлено, и все эти операции проводились на энтузиазме участников. Когда в конце года Фридрих де ла Перьер составил отчёт о проделанной работе, он получил запрет на дальнейшие подобные полёты: рисковать лодками, идущими в надводном положении в британских водах, командование не хотело.

Идея получает развитие

Похожую операцию в 1916 году попытались проделать и британцы. С 1915 года германские дирижабли повадились бомбить британские города, и англичанам пришлось срочно создавать систему противовоздушной обороны метрополии. Одним из проблемных участков системы ПВО было позднее обнаружение противника — практически уже над британской территорией. Истребители попросту не успевали взлететь. Чтобы заранее обнаружить приближение противника, на маршрутах пролёта дирижаблей было организовано дежурство британских кораблей, в том числе и подводных лодок.

Лодки, оснащённые радиотелеграфными станциями, «цепочкой» дежурили вдоль побережья. Морским лётчикам пришла в голову идея использовать их как мобильную базу для гидросамолётов-истребителей. Дирижабли над Каналом и Северным морем шли на малой высоте, и самолёты могли попробовать достать их.

Для размещения двух поплавковых самолётов «Сопвич «Шнайдер» оборудовали подлодку Е-22: за рубкой в два продольных ряда были закреплены деревянные лаги, на которые установили самолёты. Лодке стоило заполнить кормовые балластные цистерны, и самолёты оказывались на воде. 24 апреля 1916 года Е-22 отправилась в рейс. В Северном море поплавки самолётов были повреждены волнами, и лодка легла на обратный курс для замены самолётов, но по пути была торпедирована немецкой U 18. На этом командование решило больше не рисковать подводными лодками, а истребители стали размещать на баржах, буксируемых торпедными катерами и эсминцами.

Все понимали, что подводные лодки созданы именно для скрытного действия, так как для доставки самолётов ближе к противнику уже имелись авианосцы. Правда, при наличии на борту собственного самолёта командир лодки мог решить специфическую проблему подводников — обнаружение цели: океан большой, лодка маленькая, с низкой рубкой, с которой в хорошую погоду видно не дальше 6 км. Определённо, бортовой самолёт-разведчик подводникам не помешал бы, особенно немецким, осуществлявшим морскую блокаду Британских островов. Система вполне годилась и для дальней воздушной разведки в интересах надводного флота. Германский флот заказал у промышленности большие подводные лодки типа U 142 и маленький гидроплан для неё. Компания «Ганза-Бранденбург» построила бортовую разборную летающую лодку, которая должна была перевозиться в водонепроницаемом контейнере. Но к концу войны ситуация на морях не дала немцам возможности опробовать эту систему в деле.

После войны немцы не делали секрета из проектов подводных авианосцев, продолжая создавать микрогидропланы для них на экспорт и рекламируя необходимость иметь подобную систему каждому флоту.

На границе двух стихий



Американский вариант

С бортовыми гидросамолётами в любом случае приходилось решать одну проблему. В зависимости от конструкции водоплавающих приспособлений гидросамолёты подразделяют на летающие лодки и поплавковые. У поплавковых гидропланов мотор приподнят над водой вместе с фюзеляжем, у летающей лодки поднимать мотор повыше от воды приходилось на стойках. То есть при разборке нужно было повозиться или с торчащими снизу поплавками, или возвышающимся над корпусом двигателем. Имелись и компромиссные решения. Так, британская компания «Парналл» создала малогабаритную летающую лодку-истребитель «Праун», у которой мотор стоял в корпусе. На плаву вал двигателя задирался вверх, и воздушный винт не касался воды.

Американцы первыми сумели преодолеть все технические трудности и в середине 20-х годов испытать систему в море. Поплавковый гидросамолёт «Мартин» MS-1 в сложенном состоянии находился в водонепроницаемом контейнере, укреплённом на палубе подлодки за её рубкой. Лодка всплывала, экипаж извлекал самолёт и приводил его в полётное положение. Лётчик занимал своё место, матросы забирались на рубку, лодка притапливалась, и самолёт оказывался на воде. После завершения полёта процедура проделывалась в обратном порядке. Подготовка к вылету занимала 15 минут. У флота США была и вторая возможность доставки самолёта-разведчика в нужный район океана — большие дирижабли, внутри корпуса которых был устроен самолётный ангар. Этот вариант флот и выбрал.

Время подводных крейсеров

«Владычица морей» подошла к проблеме основательно, тем более что подходящая по размерам подводная лодка у неё уже была — «подводный монитор» М-класса, вооружённый 305-мм орудием. Вместо этого орудия поставили водонепроницаемый ангар для небольшого самолёта Парналл «Пито», на крыше установили поворотный кран, который опускал самолёт на воду и доставал его оттуда. Чуть позже вообще смонтировали пневматическую катапульту, позволявшую самолёту стартовать прямо с палубы. Но катастрофа лодки, происшедшая в 1932 году, показала слишком сильную зависимость идеи от технического исполнения и «человеческого фактора».

На границе двух стихий

Подготовка самолёта к взлёту с помощью катапульты

Примерно в это же время создать подводный авианосец попробовали итальянцы и французы. Первые вскоре бросили возиться с этой идеей, так как географическое расположение Италии позволяло её гидроавиации вести наблюдения практически в любом районе Средиземного моря. А вот французские судостроители сумели удивить весь мир, спустив на воду подводный бронированный крейсер «Сюркуф», вооружённый не только двумя 203-мм орудиями и множеством зенитных установок, но имевший и разведывательный самолёт в герметичном ангаре позади рубки.

Для этой лодки авиаконструктор Бессон создал небольшой гидросамолёт MB.411, на трансформацию которого из походного положения в лётное, как и обратную операцию, уходило только четыре минуты. Старт и приём самолёта происходили «по-американски», с погружением лодки по палубу. Построили два экземпляра самолёта, один из которых даже успел повоевать — правда, отдельно от лодки. Самолёт требовался подводному крейсеру не столько для поиска целей, сколько для корректировки артиллерийского огня. При нападении Германии на Францию «Сюркуф» ушёл в Англию, оттуда направился через Панамский канал в Тихий океан, но в результате столкновения с грузовым судном затонул вместе со всем экипажем.

На границе двух стихий



«Сюркуф» на рейде

Пытались получить подводные авианосцы также Германия и СССР, но смогли осилить только воздушную часть комплекса, небольшой складной самолёт. У немцев это был «Арадо» Ar 231, советская промышленность выпустила СПЛ (самолёт подводной лодки) конструкции И.В. Четверикова.

Существовало и ещё одно государство — небольшое, но с очень упорным и талантливым населением. Японская техническая мысль как губка впитывала всё новое, что создавалось в мире и могло пригодиться на войне. Между двумя мировыми войнами японцам удалось реализовать немецкую идею подводного авианосца, при этом построить и подводные лодки-носители, и малогабаритные самолёты.

Вначале японцы решили перенять немецкий опыт и купили документацию на подводную лодку и пару самолётов. Не дожидаясь постройки лодки, они испытали возможности гидропланов, но разочаровались в немецкой технике и обратились к англичанам. На базе британского «Пито» был создан гидросамолёт Е6Y1. Первым его носителем специальной постройки стал «дальний разведчик» (особый подкласс японских лодок) I-5, вступивший в строй в 1932 году. Контейнер оказался слишком большим и резко уменьшил скорость подводного хода. Тогда самолёт решили разобрать на две части и каждую из них прятать в отдельный контейнер, полуутопленный в палубу. У следующей лодки I-6 на палубе установили катапульту. На I-7 и I-8 контейнеры утопили в корпус лодки и части самолёта доставали краном. Катапульты стояли за рубкой, и самолёты запускались в сторону кормы с неподвижных лодок. В конце 30-х японские авианосные лодки приняли участие в войне с Китаем.

На границе двух стихий



Японский подводный авианосец I-15

Следом были заложены три серии лодок типа «В». Контейнер стал общим, его поставили перед рубкой и вписали в её обводы. Перед контейнером расположили катапульту, и самолёт мог запускаться на ходу. Был создан и новый самолёт «Ватанабе» E14Y1. После 7 декабря 1941 года бортовые самолёты с подводных лодок вели стратегическую разведку и даже наносили бомбовые удары у Алеутских и Гавайских островов, Австралии, Новой Зеландии, Мадагаскара, у восточного побережья Африки, бросали бомбы на штат Орегон.

Используя Панамский канал, американский военный и торговый флоты могли оперативно маневрировать силами и средствами между двумя океанами. Для Японии было крайне важно перерезать эту коммуникацию. Подойти к американскому побережью японским авианосцам было невозможно, а вот подводные лодки могли решить задачу. Были сконструированы соответствующие задаче более грузоподъёмные самолёты: «Аичи» М6А1 «Сэйран» несли до 800 кг бомб и развивали скорость до 480 км/час.

На границе двух стихий



Подводная лодка I-400 в американском плену

В конце 1944 года вошли в строй сначала два подводных авианосца типа «АМ», которые брали по два «Сэйрана», затем ещё три лодки типа «STO», на которых размещалось уже по три самолёта. Всю носовую часть авианосцев занимал трек катапульты, рядам укладывалась грузовая стрела. Для удара по шлюзам канала командование Императорского флота сформировало флотилию из лодок I-13, I-14, I-400 и I-401, которые несли 10 «Сэйранов». Подсчитав возможный ущерб каналу от сброса на его сооружения 8000 кг бомб, японцы сочли его незначительным и по принципу «лучше синица в руках» перенацелили флотилию на атаку американских авианосцев у атолла Улити. Пока шла подготовка к операции, Япония объявила о своей капитуляции. В итоге все три уцелевшие «четырёхсотые» лодки достались американцам. Они детально изучили их конструкцию, после чего затопили.

От подводного самолёта к подводной крылатой ракете

После войны для американского ВМФ наступили непростые времена: в его составе было огромное количество боевых кораблей и судов, от авианосцев и линкоров до торпедных катеров и подводных лодок. У единственного вероятного противника — Советского Союза — военного флота как такового вообще не было. Американские корабли ставились на консервацию, переоборудовались под вспомогательные цели, утилизировались, продавались, отдавались даром в виде военной помощи. Особенно бесперспективным выглядело будущее подводного флота. В 1949 году США провели испытания воздействия атомных зарядов на надводные корабли, в СССР прошли испытания своего ядерного заряда. Это стало причиной если не скепсиса в отношении применения ударных авианосцев в атаке на береговые объекты СССР, то уж заставило командование Флота США прорабатывать альтернативные системы вооружения.

В это время подводные силы успешно завершили испытания крылатых ракет, стартовавших с подводных лодок. Такие системы ещё называли «самолётами-снарядами» по аналогии с беспилотными самолётами, несущими боезаряд. Американцы подобным оружием занимались ещё в годы Первой мировой, во Вторую мировую дроны-камикадзе уже использовались ими в бою. Немецкие самолёты-снаряды стали известны союзникам после начала обстрела ими Британских островов. В 1944 году американцы попросили англичан передать им материалы по такому самолёту-снаряду V-1 (Fi-103).

На границе двух стихий



Крылатая ракета JB-2 на испытаниях

В США решили скопировать ракету, поручив это дело армейской авиации. Специалисты изучили предоставленные обломки, и компания «Рипаблик» сумела наладить изготовление копий V-1, немного увеличив крыло и укоротив фюзеляж. Аппарат получил обозначение JB-2. Планировалось изготовить до 75 000 таких снарядов. Флот в это время проводил боевые испытания беспилотных разведчиков и бомбардировщиков. Это были лёгкие двухмоторные машины с ограниченными боевыми возможностями, в том числе палубные. Немецкая V-1 очень заинтересовала моряков, и они выпросили у армейцев несколько JB-2.

В первую очередь новое оружие планировалось разместить на авианосцах, где имелась мощная радиолокационная станция и было достаточно места для монтажа пусковой установки. В отличие от немецкого снаряда с автопилотом, американцы установили на своём аппарате, названном Loon («Гагара») или KGW-1 (KUW-1), систему радиокомандного управления, превратив его в управляемую крылатую ракету. Её полет отслеживался корабельным радиолокатором. Авиационный отдел флота заказал в июне 1945 года аж 151 ракету, но тут война закончилась, и интерес к «Луню» и JB-2 угас. «Рипаблик» с «Фордом» успели изготовить только около 1400 JB-2. Морскую программу «Лунь» выручили подводники: потеряв после войны потенциального морского противника, они предложили использовать подводные лодки для ударов по берегу, а наиболее компактным оружием в этом случае являлось ракетное.

Для опробования идеи были взяты заказанные флотом «Луни», а в их носители переоборудовали две лодки: SS-337 «Карбонеро» (USS Carbonero) и SS-348 «Каск» (USS Cusk). Это были новые лодки, вошедшие в состав флота в 1945–1946 гг. Опыт (свой и японский) по размещению самолётов на подводной лодке был, так что к 1947 году всё было готово для испытаний. Управлялся «Лунь» с помощью сигналов одного из лодочных локаторов, второй отслеживал полёт (на американских лодках стояли две РЛС: одна следила за морем, другая за воздухом). Низкая «посадка» лодки позволяла воздействовать на снаряд только на расстоянии до 50 миль. Дальность сопровождения можно было увеличить почти втрое с помощью второй лодки, стоящей ближе к цели и перехватывающей управление своей РЛС.

Первым делом инженеры заменили длинный разгонный путь, использовавшийся на наземных и корабельных установках. Была увеличена мощность стартового ускорителя, что уменьшило длину направляющей фермы. Саму ракету разместили в водонепроницаемом контейнере за рубкой, а перед задней крышкой смонтировали пусковую установку, направленную в корму лодки. В марте 1947 года с борта подводной лодки «Каск» был произведён успешный запуск крылатой ракеты «Лунь».

На границе двух стихий



«Лунь» разгонялся на сбрасываемых салазках

Через год во время очередного испытания «Лунь» взорвался прямо на пусковой установке «Каска». Керосин воспламенился, но командир лодки не растерялся и притопил её по рубку, потушив пожар.

В 1949 году подводным ракетоносцам позволили участвовать в больших манёврах флота, где им нужно было поразить цели на побережье. Пускать ракеты предстояло «через головы» линкоров и крейсеров, стрелявших по берегу своим главным калибром. Предполагалась даже тренировка корабельных зенитчиков по пролетающим ракетам, а в случае их неудачи — перехват палубными истребителями. О предстоящих манёврах написали газеты; одна из них взяла интервью у коммандера Джона Маккейна-младшего (отца знаменитого сенатора Маккейна). Тот якобы сказал, что американский подводный флот располагает оружием, способным нести атомную бомбу. Поднялся небольшой скандал, и Маккейну пришлось оправдываться, что его не так поняли. Первый «Лунь», пущенный «Каском», взорвался в воздухе, а вот ракета с «Карбонеро» эффектно пронеслась над кораблями и упала в заданной точке.

Все было бы хорошо, но V-1 устарела ещё в прошлую войну: летала низко, не быстро и не далеко, несла небольшой заряд. В 1947 году военно-воздушные силы, курировавшие ракетное направление, заказали у компании «Мартин» разработку крылатой ракеты с турбореактивным двигателем, с дальностью пуска до 500 км и боеголовкой в 1800 кг. Флот не мог допустить отставание от сухопутных конкурентов и обратился с аналогичным предложением к компании «Ченс Воут», которая создала ракету «Регулус I», похожую на истребитель со стреловидным крылом и маршевым турбореактивным двигателем.

Одним из требований была способность этого оружия нести ядерный заряд — ведь у ВВС атомная бомба была, а у флота не было! Для уменьшения затрат при натурных испытаниях на опытные экземпляры смонтировали убирающееся шасси: после полёта оператор наведения сажал ракету на аэродром для повторного запуска. Эту способность в 1959 году флот использовал в «рекламной акции» по доставке груза с почтой за 100 миль с палубы подводной лодки «Барберо» (USS Barbero) на береговую базу Мейпорт. Пресса написала, что это «намёк русским на то, с какой точностью американские ракеты доставляют к цели любой груз».

На границе двух стихий



Подводная лодка «Гроулер» с «Регулусом I» в музейной экспозиции

Первый пуск «Регулуса» с подводной лодки «Танни» (USS Tunny) состоялся в 1953 году. Под носитель этих ракет была переоборудована также «Барберо»: в носовой части закрепили два контейнера, которые закрыли обтекателем. Построили два новых дизельных ракетоносца, которые оснащались тремя «Регулусами», и один атомный — «Халибат» (USS Halibut) с пятью ракетами. На боевое патрулирование эти лодки вышли в 1959 году и прослужили до 1964 года. Кроме подлодок «Регулусами» вооружались крейсера и авианосцы.

Успешные запуски «Регулусов» способствовали возникновению нового интереса к симбиозу подводных лодок и самолётов, ведь «Регулус» — это тот же реактивный самолёт, но без экипажа. Построить подлодку необходимых для размещения на борту авиагруппы размеров было вполне по силам; катапульта обеспечивала бы взлёт, оставалось лишь отработать посадку и хранение на борту. Самолёты-носители атомных бомб, взлетевшие с борта подводных лодок, могли бы стать остриём внезапного удара на начальной стадии войны. Ещё с подводных лодок могли действовать истребители-перехватчики советских тяжёлых бомбардировщиков на дальних подступах к берегам США. Компания «Боинг» выдала аванпроект не только самолёта с вертикальным взлётом и посадкой, но и авианосца! Самолёты должны были находиться на борту атомной подводной лодки AN-1 в индивидуальных контейнерах прямо на стартовой платформе — эта система была отработана для подлодки «Халибат» и ракеты «Регулус».

На границе двух стихий



Запуск «Регулуса» с подводной лодки «Халибат»

«Конвэйр» и «Дуглас» предложили сконструировать для флота амфибийные реактивные самолёты — то есть реанимировать эксперименты 20–30-х годов. В итоге «Конвэйр» даже построил гидроистребитель «Си Дарт», а «Дуглас» проект своей амфибии впоследствии успешно переделал в штурмовик А-4. Самолёты должны были стартовать с катапульты, а садиться рядом с лодкой на воду и подниматься краном.

Всё это «подводное бурление» 50-х годов не пошло дальше проектов, так как ударные функции взяли на себя баллистические ракеты подводных лодок. Но подводные авианосцы продолжали и в дальнейшем всплывать на чертёжных досках и страницах популярных журналов. В первую очередь это происходило в связи с появлением необходимых «комплектующих» системы: больших атомных лодок и самолётов вертикального взлёта и посадки.

В 80-е один из британских лётчиков-испытателей Гейнц Фрик (Heinz Frick), после того как во время посадки на авианосца его «Харриер» чуть не оказался за бортом, предложил подхватывать самолёт специальным устройством ещё до касания палубы. Для этого в наличии имелось практически всё: оптическая и электронная системы захода на посадку, система гиростабилизации, гидравлические манипуляторы. Специалисты британской компании BAe быстро разработали систему, названную «Скайхук» (Skyhook) и даже построили наземный испытательный стенд, на котором Фрик успешно «подвешивал» к механической руке свой «Харриер». У британского флота была даже подходящая лодка-носитель класса «Вэнгард» (HMS Vanguard), а вот денег для воплощения не было. Американцы в это время опять заинтересовались крылатыми ракетами морского базирования, и ностальгические британские проекты их не впечатлили.

На границе двух стихий



Испытания системы «Скайхук» c двухместным учебно-тренировочным «Харриером»

Любое развитие, как известно, происходит по спирали. Подводные авианосцы опять на слуху: модные дроны теперь приходят на смену пилотируемым летательным аппаратам — они компактны, относительно дёшевы и просты в использовании. Так что, может быть, вместо старого девиза «Топи их всех!» мир ещё услышит «Бомби их всех!»
© 2012 FUN-SPACE.ru. Все права защищены.
Создание сайтов Санкт-Петербург Яндекс.Метрика