Истории

Упущенные возможности Вольфганга Люта

Вольфганг Лют был одним из самых выдающихся подводников кригсмарине: на его счету 46 потопленных судов общим тоннажем 225 204 брт. Однако Люту, асу №2, несмотря на более долгую боевую карьеру, так и не удалось побить рекорд Отто Кречмера, ставшего первым по потопленному тоннажу. Тем не менее, у Люта была реальная возможность обойти Кречмера, если бы судьба была к нему более благосклонна. Почему этого не произошло?

Не такой, как все

Карьеру офицера-подводника Вольфганг Лют (Wolfgang Lüth) начал в 1938 году после окончания Школы подводного плавания в Нойштадте. В июле того же года он был назначен вторым вахтофицером на «семёрку» U 27. В октябре он получил должность уже первого вахтофицера на U 38, на которой Лют и встретил начало войны. В октябре 1939 года он был отправлен в Нойштадт на переподготовку, после чего прошёл месячный курс стажировки на U 9 с последующим назначением на должность командира U 13. Этой лодкой Лют командовал всего две недели.

28 декабря 1939 года его назначили командиром U 9. Она стала для Люта первой ступенью в восхождении на олимп славы. На U 9 будущий ас совершил шесть походов в Северное море, где его жертвами стали семь судов общим тоннажем 16 669 брт и французская подлодка «Дори» (Q 135 Doris). Успехи Люта были оценены Железными крестами II и I степени и нагрудным знаком подводника.

Упущенные возможности Вольфганга Люта



Слева Вольфганг Лют — официальный портрет с Рыцарским крестом, Дубовыми листьями, Мечами и Бриллиантами. Справа самый результативный немецкий подводник Второй мировой войны Отто Кречмер.

В июне 1940 года U 9, принадлежавшая к раннему типу IIB, была переведена из боевой в учебную флотилию. Лют сдал её другому командиру и получил назначение на строящуюся лодку U 138 более нового типа IID, которая вошла в состав флота 27 июня 1940 года. На ней Лют совершил два похода в Северную Атлантику, в течение которых им было заявлено потопление шести судов на 49 000 брт (в реальности пять судов на 39 971 брт, ещё одно судно на 6993 брт повреждено). По подсчётам Карла Дёница, всего Лют к этому времени потопил 12 судов на 87 236 брт (в реальности – 56 640 брт) и вражескую субмарину. Командующий счёл такие успехи достойными высшей награды, и 24 октября 1940 года Лют стал 17-м по счёту среди немецких подводников кавалером Рыцарского креста.

Лют был единственным, кто получил Рыцарский крест за успешные действия на лодках II серии – все его предшественники добивались этой награды на типах VII и IX, имевших большую автономность и запас торпед, чем маленькие «челны» U 9 и U 138. Вторым командиром «двойки», получившим Рыцарский крест, стал командир U 18 Карл Фляйге (Karl Fleige), воевавший на Чёрном море, однако его награждение в 1944 году носило безусловно пропагандистский характер, за которым не стояло сколь-нибудь значимых реальных успехов.

Упущенные возможности Вольфганга Люта



Немецкая подлодка U 9, хорошо опознаваемая по Железному кресту на рубке, в довоенное время

После награждения карьера Люта пошла в гору: он был назначен командиром большой океанской лодки U 43 и получил очередное звание капитан-лейтенанта. Прежний командир лодки был снят Дёницем с должности за неполное служебное соответствие и заменён на более агрессивного и удачливого Люта. Он оправдал доверие командующего, и в первом же своём походе на U 43 в декабре 1940 года заявил потопление трёх судов на 26 000 брт (в реальности 21 262 брт) и повреждение большого британского теплохода «Орари» (Orari).

Теперь на официальном счету Люта было чуть более 113 000 брт (в реальности 77 902 брт) потопленного тоннажа. Казалось бы, перед командиром U 43 замаячили новые успехи, однако судьба преподнесла ему неприятный сюрприз, не позволившей стать асом №1.

Позор в гавани Лориана

Вечером 17 декабря 1940 года Лют привёл U 43 в Лориан, завершив первый поход в качестве её командира. 25 декабря лодка была поставлена в док на двухнедельный ремонт, а экипаж получил рождественский отпуск. К 31 января 1941 года U 43 была снова готова к походу, в который ей не было суждено выйти: в три часа утра 4 февраля лодка затонула прямо у пирса. Журнал боевых действий U 43 скупо повествует, что это случилось из-за «аварийного затопления кормовых отсеков». Биограф Люта Джордан Воуз в своей книге описал этот инцидент куда более полно и красочно:

«Раннее утро 4 февраля 1941 года. Гавань Лориана ещё окутана тьмой. Подводные лодки чуть покачиваются на воде, их команды отдыхают на берегу. Часовые прохаживаются взад-вперёд, думая о чём-то своём. Еле виден старый парусник «Изер», привязанный к берегу толстыми цепями. На нём нет ни мачт, ни команды. «Изер» мёртв, но люди привели в порядок его корпус, чтобы использовать в качестве плавучей пристани.

Именно к этому причалу и пришвартована U-43. На борту лодки осталось шесть человек. Вахтенный офицер сидит в унтер-офицерской кают-компании и читает. Каждый час он поднимается, лениво потягиваясь, и обходит все отсеки лодки. Больше ему делать нечего. Вся остальная вахта мирно спит на своих койках. Бодрствует лишь один человек, так как один вахтенный всё время должен находиться на верхней палубе. Это скучная обязанность. Смотреть вокруг не на что, а уйти нельзя. Вахтенный уныло слоняется по сходням с палубы лодки на «Изер» и обратно…

Часовой тоже не знает, куда пойдёт U-43. Он мёрзнет, потому что на дворе февраль. Он немного боится, потому что темно, и он всё-таки оккупант в чужой стране. Никто в Лориане не относится к немцам так хорошо, как официантки. Вот и все его небогатые мысли.

Он слоняется в тишине, которую изредка нарушает шум автомобильного мотора и кваканье клаксона, обрывки пьяного гогота. Ничего больше. Затем он слышит совсем близко какой-то непонятный звук, буквально под боком – резкий громкий удар: «Трах!» Это пистолетный выстрел? Часовой замирает на месте, вскинув винтовку. Эхо прокатывается над водой, и снова воцаряется тишина. Он поворачивается и недоуменно вглядывается в темноту. Он и раньше слышал этот звук, только никак не может вспомнить, где и при каких обстоятельствах.

Затем шипение и неясное бульканье заставляют его посмотреть вниз. Инстинктивно он уже понял, что произошло – лопнул один из швартовых концов U-43. И как раз в этот момент или парой секунд позже часовой видит пенный водоворот в том месте, где находится кормовой торпедный люк. Прямо на глазах у него красно-белый флаг лодки уходит в воду. А вскоре вся кормовая часть U-43 исчезает в грязной воде гавани».


В итоге лодка затонула у пирса, оставив на поверхности только верхушку рубки. Точные причины поступления воды остались не ясны – вероятно, по чьей-то халатности произошло постепенное заполнение кормовых цистерн, что привело к дифференту на корму. Но главной бедой стал палубный люк для загрузки торпед в кормовой отсек: в нарушение приказа Дёница держать на лодках все люки закрытыми, он был открыт. Когда корма U 43 ушла в воду по верхнюю палубу, в него хлынула вода, лишив лодку остатков плавучести.

Упущенные возможности Вольфганга Люта



Приблизительно вот также выглядела U 43 после её подъёма со дна гавани 5 февраля 1940 года и постановки в сухой док на ремонт. На фото однотипная лодка U 37 в доке Лориана

Лют появился в гавани утром и пришёл в ужас от случившегося: его субмарина лежала на дне гавани, а на пирсе суетилась огромная толпа – водолазы, портовые рабочие, штабные офицеры. Лодка была поднята уже к семи часам утра следующего дня и отбуксирована на верфь Лориана, но теперь её ждал трёхмесячный ремонт с последующей заменой электромоторов и всей проводки. Выход в море был сорван, и ответственность за это, кроме дежурной вахты, лежала на командире корабля. На беду для экипажа U 43, Дёниц в это время оказался в Лориане.

Лют подложил командующему подводными силами хорошую свинью: на 1 февраля 1941 года кригсмарине располагали всего 30 боевыми субмаринами для действий против британского судоходства в Атлантике, и каждая лодка была для Дёница на вес золота. Хорошо ещё, что U 43 выбыла из строя всего на несколько месяцев и могла быть восстановлена, но командующий был взбешён:

«Дёниц прибыл, и весь экипаж замер по стойке смирно. Однако он не обратил никакого внимания на моряков U-43. Вместо этого «дядя Карл» торжественно приветствует экипаж лодки, успешно завершившей поход, который выстроен на этой же площади. Лют и его матросы были вынуждены смотреть, как адмирал поздравляет другого капитана, часть экипажа получает награды… Экипажу U-43 пришлось пережить несколько унизительных минут. Наконец, Дёниц подошёл и к ним. «Вы, благодаря своей беспечности и небрежности, погубили ценную лодку. Вы потеряли моё доверие и поставили под угрозу наши планы войны на море». Половина экипажа осталась в Лориане, чтобы помогать чистить лодку, другая половина была отправлена в Германию на учёбу. «Никаких отпусков и увольнений», – закончил Дёниц. После этого он повернулся и ушёл, оставив покрасневшего до корней волос Люта переживать позор».

Первая упущенная возможность

Любопытно, что Дёниц не снял Люта с должности командира лодки. Последний был уже заслуженным подводником с Рыцарским крестом на шее. Проступок сошёл ему с рук, благодаря заслугам и перспективности, но позор был велик, и Люту пришлось пережить его в полной мере. Сильнее всего он наказал себя сам – вполне вероятно, именно инцидент в Лориане лишил Люта возможности стать первым номером среди подводных асов Германии.

А если бы U 43 не затонула в гавани 4 февраля 1941 года? Тогда Дубовые листья к Рыцарскому кресту Лют мог получить на год раньше – именно в тот момент начиналось очередное «счастливое время» для немецких подводников. С февраля по июль 1941 года у важного африканского порта Фритаун горстка лодок типа IX отправила на дно 66 судов на 370 000 брт. На каждую лодку в среднем пришлось по 62 000 брт при полном отсутствии собственных потерь.

Вот успехи и награды командиров лодок, действовавших тогда у Фритауна:

U 103 Виктора Шютце – 13 судов на 65 172 брт и Дубовые листья к Рыцарскому кресту;
U 105 Георга Шеве – 12 судов на 71 450 брт и Рыцарский крест;
U 106 Юргена Эстена – 8 судов на 46 488 брт, повреждённый линкор «Малайя» (HMS Malaya) и Рыцарский Крест;
U 124 Вильгельма Шульца – 11 судов на 53 297 брт и Рыцарский крест;
U 38 Генриха Либе – 8 судов на 47 279 брт и Дубовые листья к Рыцарскому кресту;
U 107 Гюнтера Хесслера – 14 судов на 86 699 брт – Рыцарский крест.


Упущенные возможности Вольфганга Люта



Командир U 123 Райнхард Хардеген – за два похода к восточному побережью США в первом полугодии 1942 года он сумел стать кавалером Рыцарского креста и Дубовых листьев к нему

Поход Гюнтера Хесслера стал вообще самым результативным выходом в море за всю войну. Это был настоящий Клондайк для немецких лодок, а U 43 в это время стояла в доке, где на ней меняли проводку и выскребали грязь. Можно представить, как страдал честолюбивый Лют, узнавая об успехах своих сослуживцев!

Вторая упущенная возможность

Ремонт лодки был завершён к 30 апреля 1941 года. После этого Лют с мая 1941 по февраль 1942 гг. совершил на U 43 четыре похода, заявив потопление 10 судов на 56 000 брт (в реальности девять судов на 43 590 брт). Его официальный результат увеличился до 170 000 брт (в реальности 121 492 брт). Стали вновь осязаемы Дубовые листья, полагавшиеся за 200 000 брт, но судьба опять сыграла с Лютом злую шутку.

11 декабря 1941 года Германия объявила войну США – это событие развязало руки немецким подводникам, которые на протяжении полугода были вынуждены избегать столкновений с американскими кораблями и судами, активно помогавшими Великобритании в Атлантике. Дёниц силами пяти лодок IX серии организовал первый набег на судоходство у Восточного побережья США, вошедший в историю как операция «Паукеншлаг» (Paukenschlag – нем. «Удар в литавры»). Её результаты оказались настолько успешными, что на протяжении всего первого полугодия 1942 года Дёниц отправлял к берегам США, в Карибское море и Мексиканский залив свои основные силы.

Это была настоящая бойня – немецкие субмарины уничтожали суда союзников в указанных районах практически безнаказанно. Согласно данным американского историка Клэя Блэйра, с 18 декабря 1941 по 31 августа 1942 гг. немцы потопили там 609 судов общим тоннажем 3,1 млн брт, потеряв при этом всего 22 субмарины. За этот период 14 командиров подлодок, действовавших у американских берегов, стали кавалерами Рыцарского креста.

Упущенные возможности Вольфганга Люта



Торжественная встреча Люта и его экипажа после второго похода U 181. Слева от него сидит командующий лодками во Франции Рёзинг, справа командир флотилии Шольц

Однако Лют в этих событиях участия не принял. 22 января 1942 года он привёл потрёпанную океаном U 43 в Киль для ремонта. Лодка нуждалась в замене дизелей и аккумуляторных батарей, а также установке новой системы управления торпедной стрельбой. 18 марта Лют получил приказ сдать командование своему первому вахтофицеру, а самому прибыть в Бремен на верфь «Везер» (AG Weser), где достраивался новый подводный крейсер U 181 серии IXD2, которым Люту и предстояло командовать.

9 мая 1942 года U 181 вступила в строй кригсмарине, и Лют почти на пять месяцев «завис» на Балтике, где проходили испытания его корабля. Пока его коллеги набирали тоннаж за океаном, Лют тренировал свой новый экипаж, готовясь к новым свершениям. В этот период войны Лют был одним из немногих подводников «старой гвардии» Дёница, продолжавших командовать боевыми лодками, а не перешедших на более высокие командные, штабные или инструкторские должности. Окажись в это время столь опытный, осторожный и крайне опасный противник где-нибудь у берегов Флориды или в другом районе Мексиканского залива – это стало бы настоящей бедой для союзников.

48 вымпелов на перископе

Рано утром 12 сентября 1942 года U 181, наконец, вышла из Киля в свой первый поход. Она входила в группу из четырёх подводных крейсеров, посланных Дёницем в Индийский океан для действий на коммуникациях между Мадагаскаром и Кейптауном. К 13 ноября 1942 года Лют доложил в штаб, что у Дурбана им потоплено четыре судна на 23 000 брт. По мнению Дёница, общий результат Люта практически достиг 200 000 брт (в реальности 143 479 брт), и командующий объявил о награждении последнего Дубовыми листьями. Всего же за этот 129-дневный поход Лют заявил потопление 12 судов на 60 132 брт, причём, реальные успехи были очень близки к заявке и составили 58 381 брт.

Упущенные возможности Вольфганга Люта



Два разных Люта: слева в период командования «двойками» еще до награждения Рыцарским крестом. Лют еще не титулованный подводный ас, и на его кителе скромно висят знак подводника и Железный крест 1-го класса. Справа Лют вместе с экипажем U 181 празднует возвращение из похода и свое награждение Дубовыми листьями

Второй поход U 181 начался 23 марта 1943 года. Проведя три недели в море, Лют узнал о своём награждении следующей степенью Рыцарского креста – Мечами. В этот момент его лодка снова шла в Индийский океан, где опять добилась успеха: Лют заявил потопление 10 судов на 45 484 брт (в реальности 45 331 брт). Проведя в море 206 суток, U 181 завершила поход в Бордо 14 октября 1943 года. Она вошла в гавань с поднятым перископом, на котором развевалось 48 вымпелов, символизировавших количество судов, потопленных Лютом с начала войны. На рубке лодки были нанесены цифры «105 812» – тоннаж, набранный U 181 за оба похода.

За эти достижения Лют ещё в августе 1943 года был награждён следующей степенью Рыцарского креста – Бриллиантами, став первым подводным асом, получившим эту награду. Год спустя кавалером такой награды стал другой командир лодки Альбрехт Бранди (Albrecht Brandi), но его успехи большей частью не соответствовали действительности. Лют же в море больше не выходил, служа на берегу вплоть до своей загадочной гибели 13 мая 1945 года. В немецком подплаве за ним закрепилось прозвище «Великий Охотник».



Кадры из киножурнала «Дойче Вохеншау» на которых запечатлено возвращение U 181 из второго похода, ставшего последним для Вольфганга Люта, встреча и награждение экипажа в Бордо. В ролике можно увидеть 48 вымпелов, поднятых над лодкой, цифры потопленного тоннажа на рубке и бородатых подводников, проведших в море более 200 суток

Подводя итоги исследованию упущенных перспектив Вольфганга Люта, можно отметить следующее. В марте 1941 года выбыло из строя знаменитое «золотое трио» Дёница: Гюнтер Прин (Günther Prien), Йоахим Шепке (Joachim Schepke) и Отто Кречмер (Otto Kretschmer). Последний к этому моменту считался лучшим подводником с официальными 338 000 и реальными 255 394 брт на счету (без учета поврежденных и захваченных судов). Лют уступил ему в результатах: Дёниц зачел «Великому Охотнику» потопление 275 000 брт при реально достигнутых 225 204 брт, поэтому в списке самых результативных подводных асов Третьего рейха тот занял только второе место. Не затони U 43 в Лориане, Лют вполне мог пополнить свою «копилку» у Фритауна или берегов Америки и потеснить выбывшего из игры Кречмера с вершины пьедестала, но история не знает сослагательных наклонений.

Источник
© 2012 FUN-SPACE.ru. Все права защищены.
Создание сайтов Санкт-Петербург Яндекс.Метрика