Crossposting report

Found 5 items matching given criteria, but none were posted. Check, that at least one network is enabled and target selected.

Found 5 items matching given criteria, but none were posted. Check, that at least one network is enabled and target selected.

Found 5 items matching given criteria, but none were posted. Check, that at least one network is enabled and target selected.

Found 5 items matching given criteria, but none were posted. Check, that at least one network is enabled and target selected.

Found 5 items matching given criteria, but none were posted. Check, that at least one network is enabled and target selected.

Вертикаль. - FUN-SPACE.ru
 
Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5

Истории

Вертикаль.

Вертикаль.
Нас шесть человек. Да и нельзя меньше. Потому как самый оптимальный состав в горном туристском походе - шесть, максимум 8 участников. Любое увеличение группы более шести человек грозит неповоротливостью и медлительностью. Итак, пять профессиональных горовосходителей, из Ленинградского городского клуба туристов, собрались в поход по трассе максимальной третьей сложности, для получения разряда. Тем не менее, у всех нас участников, заявленной "тройки" в Уральские горы было «чувство локтя» мы были сработанной командой. До сих пор все мы имели (кроме матерого Пеночкина и совсем без опыта Греты) только опыт участия в горных походах первой и второй категории сложности на Кавказе. Мы ходили под руководством «Пены», так звали Эдуарда Пеночкина. Очевидно, прозвище «Пена» он получил за свою громкую фамилию. Пеночкин был известен в кругах горников как личность авантюрная и загадочная, даже странная. Ткачев Леонид - человек высокого роста, крепкого телосложения, медлительный в движениях, что, на мой взгляд, не совсем характерно для людей его роста. Он был из семьи киевских дипломатов . Кроме меня еще шли Васильев Петя, на вид деревенский парень. Очень веселый и добродушный. Как говорят рубаха - парень. Затем Алиса из Мичуринска. Наивная, жизнерадостная девчонка. Худая - как детский велосипед. Но очень выносливая и сильная. Парашютистка. Так мы ее прозвали, потому что она занималась помимо всего прочего еще и в парашютной секции. Прыгала ли она с парашютом или нет, мы у нее так и не выяснили. И еще одна личность, которая врезалась в мою память о туристской жизни, как глубоко отрицательный элемент – Черных Вадим. Студент Московского технологического института. Остальные ребята не сыграли в этой истории значительной роли.
Урал. Знойный, жаркий, обжигающий. Я до сих пор помню пустой, раскаленный автобус или троллейбус, в котором мы ехали с вокзала. Я с радостью принявший поездку , с целью прогреться после сырого и леденящего Санкт-Петербурга был поджарен и высушен моментально и первый день перенес с трудом. И только вечер, спрятавший солнце, хотя и не избавил нас от духоты, но, тем не менее, облегчил наше страдание. Может потому, что мы уже немного адаптировались. Вышли рано ,первой точкой было озеро ,шли весело - после сытного завтрака и капитального отдыха.На озере Волчьем мы пробыли недолго. Оно было глубоко и прозрачно, холодно и привлекательно. В будущих своих походах я планировал, приводил свои группы сюда, чтобы отдохнуть, насладиться окружающей тишиной и величием массивов и заодно позаниматься на рядом стоящих скалах. В пещерах близ озера есть мумиё. Об этом нам сообщил турист-одиночка, который просил пойти с ним или дать ему веревку, чтобы добраться туда. Но поскольку это не входило в наши планы, мы остались без мумия.
Подход к перевалу "Юбилейный" не занял много времени. Пеночкин никуда не торопился, не торопил и нас. В результате непосредственно под перевал мы подойти не успели и уже ночью блуждали среди огромных камней, потеряв тропу в темноте и идя почти по звездам. В темноте мы стали на ночевку, не дойдя до перевала примерно пару часов. Ох, как нам их потом не хватало. Наутро, не выспавшись как следует, стали двигаться вперед. С виду перевал был сложный и высокий. Но когда стали подходить ближе поняли, что не ошиблись. Даже подход к перевалу был трудный, сам перевал пугал, он был скальный. От подножия скал и вниз тянулся осыпной, живой склон, по которому мы шли, по словам Ткачева - почти как по Ленину - шаг вперед, два шага назад. Пока мы боролись с сыпухой, начало темнеть. Подойдя к скалам, Пеночкин отправил меня наверх организовывать перила и перестежку. Я уже был на перевале и затащил туда Гусакова, а сам спустился ниже принимать остальных. Спустившись "дюльфером" вниз к девчонкам, я завис немного выше них, заблокировав восьмерку (спусковое устройство) и стал фотографировать свою тень на стене, показывая им и говоря, что вот мол, встретился с Чёрным альпинистом. Вадим очень серьезно сказал мне, что фотографировать свою тень - плохая примета, так как таким образом можно растревожить силы царства теней, да и само воспоминание или насмешка над Черным альпинистом также не приветствуется, ведь встреча с ним ещё никому не принесла большой радости.

Взяв первые пятьдесят метров, довольно легко мы стали на первый привал на отвесном пороге. Наша экспедиция была хорошо оснащена и внешне продуманно организована. Однако легкие победы, одержанные нами на предельно простых участках маршрута , создали ложную уверенность в том, что перевал можно штурмовать "с ходу", нужно только замедлить темп набора высоты.
"Мы рубим ступени, ни шагу назад".
Два дня шли наверх. Станция для очередного лагеря организуется на снежной площадке. Пеночкин идет на страховке (неясно - что внизу), медленно исчезает за перегибом, его уже не слышно. Вдруг страховочная верёвка начинает резко разматываться. Не падение, но что-то весьма похожее. Ну, первый - ему многое положено, хотя такие вот прыжки в горах очень не приветствуются. Во-первых, большая нагрузка на крюк, а во-вторых, верёвка может запутаться. Похоже, что Эдик спустившийся встал на что-то относительно ровное. Слышно плохо, но всё же можно понять, что страховка и дюльфер свободны. Выбираем страховочную верёвку, принимаем решение, что все спускаемся со страховкой - не понравился прыжок первого спустившегося. Второму спускающемуся даётся наказ идти не спеша и по возможности крикнуть, что там такое. Сперва всё идет нормально, но затем верёвка начинает уходить так же стремительно. Ребята - не новички, и оказавшись на отвесе, они могут спуститься по верёвке, ничуть не ускоряясь, Я иду четвёртым. Страхующая меня «Парашютистка» просит, чтобы хоть я воздержался от прыжков (ей хуже всего, надо успевать выдать прыгающую верёвку, чтобы она не запуталась). Я киваю. И выхожу за перегиб. Ещё три шага - и я на отвесе, спускаюсь на 3 метра ниже отвеса и... оказываюсь в самом центре мощного водопада, который вырывается из-под снежного козырька (его не было видно сверху). Естественно, я почти отпускаю правую руку, которая контролирует скорость спуска по верёвке, и очень-очень быстро устремляюсь вниз к своим товарищам - почти в режиме падения. Мокрые товарищи весело меня встречают, сверху доносится ругань по поводу моего прыжка (снизу было слышно, что происходит наверху). Солнышко, хорошая гора,высота триста метров, день близится к завершению...
Ночью на склоне горы разразился шторм, порвавший все кроме одной палатки . От холода отказали примуса и рации. Мы начали оперативно собирать вещи и группироваться под козырьком из породы.
Вот тогда Вадим и заметил - свет зеленого фонаря, мигающий азбукой Морзе с угла нашего козырька, шедшего на шестьдесят метров пандусом. Позже выяснилось, это была группа ребят -скалолазов, нашего возраста. Мы помогли перенести им их вещи под наш козырек, который давал относительный уют, защищал от ветра и снега. Погода мешала познакомиться и рассмотреть друг друга ближе. Положение осложнилось начавшимся снегопадом и ураганным ветром. Не имея возможности ориентироваться в таких условиях, наилучшим вариантом было остаться на высоте 300 м пережидать непогоду.Но была проблема, у наших новых знакомых заболела девушка. Ее звали Александра Серова, как ее назвали сами ребята Саша Грей. То есть на спуске с вершины она начал покашливать. Как рассказали наши новые знакомые после ночевки, наутро, она начала кашлять розово. Я сразу начать колоть ее антибиотиками. В нормальных условиях у нас шесть дней для спуска с 3000 метров на 200, а там уже большой лагерь в котором ждут наших ребят, они показали нам точку на древней бумажной карте, обтянутую в какую то клеенку, как в древних фильмах. Вадим перенес координаты на свой GPS навігатор и проложил маршрут. Там даже был, врач, по словам ребят у них государственная поддержка их похода. Это прозвучало странно, но тогда никто не обратил на это внимание.
Саша жаловалась, несколько раз пыталась лечь на снег. Пеночкин впал, в какую-то странную, почти женскую истерику, что то кричал, заламывая руки . Ткачев молчал, как бы ни в силах, что то сказать. И только Вадим блеснув металлом в глазах, принял волевое и единственно верное решение : - Будем сбрасывать высоту, 1000 метров за раз. Я знаю что это далеко за гранью возможностей человека ,но на нас большая ответственность – жизнь человека, Саши Серовой.
Первый спуск занял около 6 часов – вниз – это был безумный слалом ,на нашей стороне был профессионализм и четкое понимание ситуации – жизнь девушки. Вадим был везде, он успевал помогать ,отдавать команды, страховать. Нам удалось довольно ощутимо сбросить высоту, добравшись до порога и установив лагерь. На следующий день было уже не так легко, как вчера. И дело не только в отсутствии сна вторую ночь подряд. Ранним утром выход, спуск займет около 3-х часов, мы пройдем 4,5 км, сбросим около 500 м отдых ,обед, короткий сон, затем спуск, пройдем 12,5 км и сбросим почти 950 м. И все в бешеном ритме. Днем – переходом через перевал . Расстояние, составит почти 5 км, небольшой, но сброс до 70м. Вот равнина, мы валимся с ног, как потом выяснилось, ребята связались со своим базовым лагерем. Это оказался жуткий музейный экспонат, портативная радиостанция трёхкилограммовый «Карат», каких-то 60 годов.
Странный выбор для середины 2000х. . Сашу донесли , антибиотик которым я ее колол ,творил чудеса. Саша к лагерю шла сама и почти не кашляла. Утром я проснулся поздно, вылез из спальника. Ребята ходили кругами по поляне, следов спасенышей и их базового лагеря не было - от слова совсем. Даже следов на снегу не было ,ничьих, кроме наших. Отрицать, что это все нам показалось, было невозможно, тело сплошной синяк, снаряжение в хлам, но снег был девственно чистый ,слежавшийся наст. Вчера вечером здесь стояли несколько палаток, походная столовая, лагерь подсвечивался лампами освещения ,гудел дизель. Стояли несколько грузовиков. Сегодня только мы.
Через десять дней Москва ,Рублевка , дом Черных .
Мы собрались вместе. Нужно было обсудить все произошедшее. Когда каждый высказался, получилось жутковатая картина. Детальный анализ наших «найденышей» нас откровенно пугал и вызывал жуткое отвращение от осознания того с кем или чем,( кто-то предположил что это было природное явление или существо, состоящее из группы людей) рядом провели неполных три дня.
- их горное снаряжение... Особенно верёвки... Страшные верёвки, скорее это рыболовецкий канат толщиной 9 или 11 мм, который они использовали в качестве верёвок - очень жёсткий, при нагрузке почти не удлинялся (то есть плохо компенсировал рывок при срыве вниз), когда мы на такой верёвке спускались дюльфером, то образовывались плохо расправляемые барашки..., деревянные ледорубы, ботинки с трезубыми плоскими шипами из мягкой стали - триконями - из кожи страшной толщины, на жуткой подмётке - сельские резиновые галоши,примус из СССР - "Турист" (который очень быстро окрестили "Смерть туриста") и "Шмель.. на голове у них были каски строителя – в качестве альпинистских очков, очки сварщика.
Что это было? В таком количестве и состоянии это «снаряжение» и одежду, невозможно купить в наше время даже за деньги. А рисковать жизнями, в этом хламе, на такой высоте, очень дурацкий способ самоубийства. Кто были эти странные скалолазы или может вернее , откуда, или где были мы?
Вопросы повисли в воздухе.
© 2012 FUN-SPACE.ru. Все права защищены.
Создание сайтов Санкт-Петербург Яндекс.Метрика