Истории

«Вами интересуется лично товарищ Сталин…»

Начавшаяся 22 июня 1941 года Великая Отечественная война потребовала от Красной Армии в целом и её ВВС в частности оперативного устранения быстро вскрывшихся недостатков. Недостаток времени и ресурсов приводил порой к импровизациям, появление которых в более спокойной обстановке было бы вряд ли возможным. Так, несомненный интерес представляет попытка сформировать летом-осенью 1941 года разведывательную эскадрилью из испанских лётчиков на немецких самолётах.

«…И всё же на следующий день результат встречи с начальством не замедлил сказаться: нас вызвал майор Хомяков. Этот летчик воевал в Испании, в Мадриде. Валентин Иванович тепло и задушевно беседует с нами.

– Товарищ майор, какое задание мы будем выполнять?

– Всему своё время. Единственное, что я могу сказать, – вами интересуется лично товарищ Сталин. – Это он сообщает почти шепотом. – Только говорю вам – всё это по секрету…»


Так испанский лётчик-истребитель Франсиско Мероньо описывал в книге своих воспоминаний «И снова в бой», изданной в 1977 году, события, происходившие в Москве в конце июля 1941 года. Началась эта история 22 июня 1941 года, когда германское вторжение в СССР заставило испанских эмигрантов, бывших лётчиков республиканских ВВС, начать искать возможность продолжить борьбу с фашистами.

«Вами интересуется лично товарищ Сталин…»



«Юнкерс» Ju 88A (заводской номер неизвестен), разбитый 13 сентября 1941 года на взлёте с аэродрома Арамиль (20 км юго-восточнее Свердловска) лётчиком Мануэлем Веласкесом Леоном.

Первоначально испанские добровольцы были зачислены в бригаду НКВД особого назначения, где готовились к партизанским действиям в тылу вермахта. Однако про хороших лётчиков, в большинстве имеющих боевой опыт, довольно быстро вспомнили. Дело в том, что у Красной Армии были огромные проблемы с разведывательной информацией: частей, способных вести дальнюю разведку, до 22 июня 1941 года в ВВС РККА не существовало в принципе, поэтому после начала войны потребность в них возросла многократно.

Кроме того, в Советском Союзе традиционно существовали и другие силовые структуры, заинтересованные в разведывательной информации. Судя по всему, именно по этой причине руководство НКВД также решило сформировать отдельное разведывательное подразделение, для укомплектования которого и были использованы испанские пилоты.

«Вами интересуется лично товарищ Сталин…»



«Юнкерс» Ju 88A (заводской номер неизвестен), разбитый 13 сентября 1941 года на взлёте с аэродрома Арамиль (20 км юго-восточнее Свердловска) лётчиком Мануэлем Веласкесом Леоном.

К сожалению, узнать, кто именно стал автором идеи и какие конкретно задачи И.В. Сталин предполагал возложить на испанцев, пока не представляется возможным. Скорее всего, это была обычная авиаразведка в немецком тылу с целью получения разведывательной информации независимо от ВВС КА. Летом 1941 года Красная Армия неоднократно пропускала сокрушительные удары вермахта, при этом советская разведка, в том числе авиационная, работала не лучшим образом. Вероятно, предполагалось, что, используя немецкие самолеты, можно будет гораздо эффективнее и, главное, безопаснее осуществлять разведывательные полеты в интересах непосредственно высшего руководства СССР.

В качестве материальной части были выбраны немецкие самолёты, закупленные Советским Союзом у Германии для ознакомления в 1940 году. Всего тогда было приобретено 36 боевых и учебно-тренировочных самолётов, в том числе пять Bf 109E, пять Bf 110C, два Do 215 и два Ju 88, которые прекрасно подходили для ведения разведки.

Согласно воспоминаниям включённых тогда в группу испанских лётчиков-истребителей Франсиско Мероньо и Антонио Ариаса, в её состав вошли опытные ветераны гражданской войны в Испании Ладислао Дуарте, Хуан Ларио, Мануэль Леон, Фернандо Бланко, Хосе Паскуаль, Винсенте Бельтран и другие. Кроме них, в подразделение включили и молодых испанских пилотов, окончивших в 1939 году Кировабадскую лётную школу, не успевших вернуться на родину до поражения республиканцев и оставшихся в СССР.

«Вами интересуется лично товарищ Сталин…»



Реконструкция внешнего вида «Юнкерса» Ju 88A с предыдущих снимков. Широкие белые полосы на фюзеляже и плоскостях крыла могли быть как элементом быстрого опознавания самолетов «испанской» группы, так и общепринятым в ВВС КА довоенного периода отличительным признаком учебных самолетов (художник Игорь Злобин).

Однако сразу приступить к обучению полётам на незнакомой иностранной технике и быстро начать боевую работу не представлялось возможным: испанцы к тому времени не летали белее двух лет. Франсиско Мероньо вспоминал о таком диалоге с командиром группы:

«Все рвутся в воздух. Каждый стремится как можно меньше быть на земле и как можно больше – в полете.

– Сколько же времени вы не летали? – интересуется Валентин Иванович.

– Больше двух лет.

– А почему?

– Сначала, после Испании, находились в лагерях во Франции, затем работали здесь, в Москве, на автозаводе. Когда началась война, нам снова захотелось в воздух, чтобы сражаться с фашистами».


Общее руководство предварительной подготовкой испанцев было возложено на лётчика-испытателя НИИ ВВС майора В.И. Хомякова, знакомого с будущими подчинёнными. К тому времени это был очень опытный лётчик и командир: Валентин Иванович в 1937 году воевал в Испании, где совершил около 150 боевых вылетов и сбил несколько франкистских самолётов, участвовал в советско-финской войне, а в первые месяцы Великой Отечественной командовал эскадрильей 401-го ИАП особого назначения, сформированного из испытателей, выполнив в его составе ещё несколько десятков вылетов.

«Вами интересуется лично товарищ Сталин…»



«Мессершмитт» Bf 109E-3 (W.Nr.2734), разбитый 29 октября 1941 года при взлёте с аэродрома Кольцово (Свердловск) испанским лётчиком Франсиско Кальдерари Бенито. Видно, что у истребителя отвалился винт с редуктором, сломаны плоскости, моторама и деформирована хвостовая часть фюзеляжа.

Для того, чтобы восстановить у испанских лётчиков навыки пилотирования, они прошли тренировки в Москве на учебно-тренировочном Як-7В. Затем, после начала бомбардировок Москвы, личный состав группы был переброшен в Свердловск и продолжил тренировки на уральских аэродромах. Здесь лётчики начали осваивать немецкую технику, при этом распределяли их по самолётам, вероятно, произвольным образом. Так, знаменитому республиканскому асу-истребителю Антонио Ариасу достался бомбардировщик «Дорнье» Do 215, другие лётчики учились летать на бомбардировщиках «Юнкерс» Ju 88, а также истребителях «Мессершмитт» Bf 109 и Bf 110. По некоторым данным, в состав подразделения, получившего наименование «187-я отдельная разведывательно-корректировочная эскадрилья», должны были включить и несколько советских Пе-2 – впоследствии они станут основной техникой разведывательных полков и эскадрилий.

Затем лётчиков разделили на «бомбардировщиков» и «истребителей». В документах первые стали именоваться по фамилии своего командира «Особой группой майора Опадчего учебного отдела НИИ ВВС КА». Фёдор Фёдорович Опадчий был не менее опытным лётчиком, чем Хомяков. В 1940 году он принимал участие в советско-финской войне, где летал на ДБ-3, а в июле 1941 года успел повоевать на Пе-2 в 410-м БАП, который так же, как 401-й ИАП, был сформирован из лётчиков-испытателей. В 1957 году Ф.Ф. Опадчий за испытания авиационной техники был удостоен звания Героя Советского Союза.

«Вами интересуется лично товарищ Сталин…»



«Мессершмитт» Bf 109E-3 (W.Nr.2734), разбитый 29 октября 1941 года при взлёте с аэродрома Кольцово (Свердловск) испанским лётчиком Франсиско Кальдерари Бенито.

Тренировками на истребителях, группа которых в документах фигурировала как «Особый сбор по переучиванию», руководил ещё один опытный лётчик-испытатель Алексей Георгиевич Кубышкин, только что вернувшийся с фронта, где в составе 401-го ИАП он выполнил более 70 боевых вылетов и заявил 5 личных и 6 групповых побед. По инструкторскому составу видно, что к подготовке испанцев отнеслись очень серьёзно, подключив лучших специалистов НИИ ВВС.

Из-за длительного перерыва в лётной работе тренировки не всегда проходили гладко: в авариях испанские лётчики разбили минимум один истребитель и один бомбардировщик, благодаря чему сейчас мы можем оценить, как выглядели самолеты, которые предполагалось использовать для разведки.

Сначала 13 сентября 1941 года на взлёте с аэродрома Арамиль (20 км юго-восточнее Свердловска) лётчиком Мануэлем Веласкесом Леоном был разбит «Юнкерс» Ju 88A c неизвестным заводским номером. Это был первый самостоятельный вылет испанца на этом типе самолёта. Опытный лётчик, он прошёл обучение в 1937 году в СССР, в ходе гражданской войны выполнил 65 боевых вылетов на СБ, но здесь, к сожалению, не справился: не выдержал направление разбега, уклонился и врезался в стоящий У-2. Оба самолёта были разбиты и загорелись. Леон, контролировавший его майор Опадчий и механик-стажёр самолёта испанец Хосе Игнасио Агинага получили тяжёлые ранения и ожоги.

«Вами интересуется лично товарищ Сталин…»



Реконструкция внешнего вида «Мессершмитта» Bf 109E-3 (W.Nr.2734) с предыдущих снимков (художник Игорь Злобин).

Второй «жертвой» испанцев в почти аналогичной ситуации стал «Мессершмитт» Bf 109E-3 (W.Nr.2734), который 29 октября 1941 года при взлёте с аэродрома Кольцово (Свердловск) разбил пилот Франсиско Кальдерари Бенито. В 1939 году он окончил Кировабадскую авиашколу, налетав к моменту аварии 150 часов преимущественно на У-2. На Bf 109E-3 лётчик выполнил 35 полётов, налетав 3,5 часа. Не переставив стабилизатор немецкого истребителя из посадочного положения во взлётное, одновременно не компенсировав разворачивающий момент винта педалями, Бенито не выдержал направление взлёта, оторвался от полосы без скорости и свалился на крыло, разбив самолёт. Отделался испанец лёгкими ушибами и строгим выговором от начальства НИИ ВВС.

Затянувшееся обучение, трудности с освоением немецких самолётов и аварии, видимо, разочаровали командование, и эксперимент решили прекратить. В этот момент вермахт рвался к Москве, и руководству страны стало не до испанцев. Кроме того, отвечающему в ВВС КА за разведку генерал-майору Д.Д. Грендалю ещё летом удалось сформировать из опытных экипажей Полтавской и Ивановской школ штурманов, Липецких курсов усовершенствования командного состава и академии Жуковского два дальнеразведывательных авиаполка. Кроме того, в ДРАПы было переформировано несколько кадровых бомбардировочных полков, поэтому проблемы с ведением разведки к тому моменту в основном были преодолены.

Надо отметить, что испанские пилоты не выказывали большого желания к освоению немецких самолетов. Из воспоминаний Ариаса и Мероньо однозначно следует, что испанцам хотелось сражаться на самолётах-истребителях. Их желание было удовлетворено: 7 ноября 1941 года лётчики были отправлены в состав 1-го ИАП ПВО НКВД, а после передачи последнего в состав истребительной авиации ПВО большинство испанских лётчиков были распределены по полкам ВВС Красной Армии и продолжили свою войну с нацистами в небе своей второй Родины.

«Вами интересуется лично товарищ Сталин…»



Фото группы лётчиков 651-го ИАП ПВО на фоне «Аэрокобры» полка, 1944–1945 гг. На снимке явно присутствуют люди с типичной испанской внешностью: вероятно, один из них – младший лейтенант Мануэль Веласкес Леон.

Сражались и дожили до победного мая 1945 года и оба героя этого повествования. Уроженец Севильи младший лейтенант Мануэль Веласкес Леон окончил войну старшим лётчиком 651-го ИАП ПВО, летавшего на «Киттихауках» и «Аэрокобрах», был награждён орденом Красной Звезды.

Родившийся в Мадриде младший лейтенант Франсиско Кальдерари Бенито в истребители не попал – всю войну он служил в звене связи при 25-м танковом корпусе, и, судя по всему, оказался вполне на своём месте. На лёгком По-2 испанский лётчик возил пакеты с донесениями и офицеров связи, искал ушедшие в прорыв свои танки и разведывал расположение немецких частей. Не раз ему приходилось уходить от вражеских истребителей и сажать повреждённый самолёт. Наградой для испанца стали ордена Красного Знамени и Красной Звезды, Отечественной Войны I и II степеней.

В заключение рассказа можно добавить, что авиационные части, вооружённые немецкими самолётами, в ВВС КА пытались создавать и впоследствии. Так, в 1943 году даже были утверждены штаты отдельных истребительной (восемь «Мессершмиттов» Bf 109) и бомбардировочной (восемь «Хейнкелей» He 111) эскадрилий, однако до практической реализации дело не дошло. Вероятнее всего, обслуживание и ремонт трофейной техники сочли слишком сложными, да и вероятность атак собственными самолётами нельзя было сбрасывать со счетов.

Трофейные самолёты в дальнейшем использовались в тылу для обучения лётчиков-истребителей: к примеру, с немецкими машинами вели учебные бои слушатели знаменитой «вошебойки» – высшей офицерской школы воздушного боя (ВОШВБ) в подмосковных Люберцах. Естественно, испытывались трофеи и для получения объективных тактико-технических характеристик, необходимых для совершенствования отечественных самолётов.
© 2012 FUN-SPACE.ru. Все права защищены.
Создание сайтов Санкт-Петербург Яндекс.Метрика